English version

Архив номеров

Катунина И.В.

Название статьи:
Институциональные основания системы управления человеческими ресурсами

Аннотация:
В статье рассмотрен институциональный уровень системы управления человеческими ресурсами, определяющий ее легитимность в организации, раскрыты сущность и содержание регулятивного, нормативного и культурно-когнитивного оснований системы управления человеческими ресурсами.

Ключевые слова:
управление человеческими ресурсами, социальный институт, система.

Содержимое статьи:
В отечественной и зарубежной литературе по управлению человеческими ресурсами (УЧР) значительное внимание уделяется содержательной стороне разработки и внедрения в организации системы УЧР, в то время как процессуальная сторона данного вопроса не получила глубокой проработки в научной литературе. Понимание институциональной природы отдельных УЧР-практик и системы УЧР в целом позволит разрабатывать и осуществлять управленческие воздействия с учетом внутренней институциональной динамики и ограничивающих и искажа- ющих интенциональность субъекта УЧР условий и факторов. В научных публикациях по УЧР отмечается необходимость анализа институционального влияния системы УЧР: “Мы вынуждены осознать, что символизм, ритуальная деятельность, соображения легитимности являются важнейшими направлениями (critical issues), способными наполнить наше понимание функционирования системы УЧР”1. Приведем и точку зрения D. Ulrich, который отмечает, что менеджеры и УЧР-специалисты должны понимать, как и почему УЧР-практики приводят к определенному результату2. Исследование институциональных оснований системы УЧР в организации представляется возможным ответом на эти вопросы. Интерес к институциональным аспектам УЧР в организации отмечается и в новейших публикациях. Так, в изданной в 2007 г. книге “The Oxford handbook of human resource management” под редакцией ведущих ученых в данной области P.F. Boxall, P. Boxall, J. Purcell и P.M. Wright целая глава посвящена исследованию различий в архитектуре системы УЧР-практик в зависимости от институциональных аспектов3. В данной связи в концептуальной структуре системы УЧР мы выделяем наряду с общепринятыми уровнями стратегического и оперативного (в некоторых работах обозначаемого как тактического или операционного) УЧР еще один уровень - институциональный. Стратегический уровень обеспечивает способность системы УЧР приносить определенные результаты - поддерживать развитие организации и управлять этим развитием (стратегическую эффективность) за счет формирования потенциала, создающего ценность в организации. Оперативный уровень обеспечивает надлежащее соотношение полученного результата (уровня организационного развития) и затраченных ресурсов в системе УЧР (оперативную эффективность) за счет использования потенциала человеческих ресурсов в процессе создания ценности. Классические функции стратегического и оперативного УЧР могут быть реализованы при условии жизнеспособности и развитии самой системы УЧР в организации. Данное обстоятельство обусловило введение в концептуальную структуру системы УЧР институционального уровня, “отвечающего” за ее легитимность, признание правомочности, принятие и поддержку заинтересованными сторонами. При этом выделенные уровни “вложены” друг в друга: процессы, протекающие в уровне УЧР более высокого порядка, воплощены в процессах нижележащих уровней, выступают их основой. Отмеченные обстоятельства обусловили актуальность исследования институционального уровня в системе УЧР с позиции формирования его оснований. В настоящей работе мы опираемся на понимание социальных институтов, представленное в работе Э. Гидденса, как стандартизированных способов поведения - локализованных в пространстве и повторяющихся во времени практик, играющих ключевую роль в организации социальных систем, в связи с тем, что институты обеспечивают, во-первых, пространственно-временную непрерывность, преемственность и повторяемость повседневных практик, а во-вторых, постоянную трансформацию образцов поведения в зависимости от условий повседневной деятельности. Вышесказанное позволяет рассматривать систему УЧР организации как социальный институт или динамическую систему социально-экономических процессов, явлений, норм, правил и формализованных структур, с помощью которых в организации определяются границы, осуществляется управление и устанавливаются формы совместной деятельности сотрудников. Институциональные основы социальных структур и социальной реальности рассматривались учеными с различных позиций. “Старый институционализм” и ряд современных авторов (Дж. Коммонс4, Д. Норт5,), артикулируя роль институционального предпринимателя, в большей степени фокусировали внимание на регулятивной функции института. В то время как такие авторы, как Т. Парсонс6, P. Selznick7, A.L. Stinchcombe8, подчеркивают нормативное содержание институтов как образцов управляющих поведением индивидов и социальными отношениями стандартизированных ожиданий. И, наконец, в работах П. Бергера и Т. Лукмана9, P.S. Tolbert и L.G. Zucker10, J.R. Meyer и B. Rowan11 находим культурно-когнитивное измерение института, акцентирующее условия, формы и факторы, влияющие на становление институтов принятыми на веру ментальными схемами. W.R. Scott выделяет в строении института все три элемента или основания (pillars) - регулятивный, нормативный, культурно-когнитивный, выступающие, по его мнению, строительными блоками институциональных структур, обеспечивая “эластичные волокна” сопротивления переменам12. В таком представлении институт выступает мультиразмерным понятием. Рассмотрим конституирующую силу отмеченных элементов применительно к системе УЧР как социальному институту. Регулятивное основание системы УЧР представляет собой систему формальных и неформальных правил регулирования совместной деятельности, подкрепленную властью осуществлять надзор и принуждение в сфере работы с людьми. Регулятивный институт УЧР характеризует способность системы УЧР осуществлять влияние на поведение членов трудового коллектива, регулировать совместную деятельность, разрешать разногласия и трудовые конфликты, а также возможность распоряжаться организационными ресурсами. Важным продуктом “жизнедеятельности” системы УЧР выступают правила регулирования совместной деятельности, а также последствия их применения. Организационные ресурсы, имеющиеся в распоряжении системы УЧР, выступают как средство регулирования совместной деятельности. С одной стороны, эти ресурсы участвуют в воспроизводстве регулирующих правил, а с другой - благодаря имеющимся в распоряжении системы УЧР ресурсам осуществляется власть субъекта УЧР. Основа и источники власти субъекта УЧР, а также сама структура власти являются важнейшими проблемами, решаемыми в процессе построения системы УЧР. Регулятивная сила системы УЧР определяется тем, насколько данный социальный институт воспринимается как легитимный законодатель, рефери и орган, обладающий полномочиями осуществлять управленческое воздействие. Противоречивость и (или) двусмысленность применяемых в системе УЧР регулирующих правил приводят к повышению значимости нормативного и культурно-когнитивного элементов системы УЧР, поскольку в отсутствии ясности или определенности сотрудники будут опираться на нормы поведения и общения, принятые в коллективе, или коллективные интерпретации регулирующих правил, не имеющих однозначной трактовки.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала, доступном зарегистрированным подписчикам.