English version

Архив номеров

Пилипенко З.А.

Название статьи:
Особенности механизма развития современного глобального кризиса

Аннотация:
В статье идет речь о механизмах развития глобального финансового кризиса 2008-2009 гг., специфика которого заключалась в том, что он начался как финансовый, но постепенно охватил все сферы национальных и глобальной экономических систем, а в завершении поставил вопрос о неадекватности существующей структуры вертикальных взаимосвязей на глобальном экономическом пространстве. Именно эти обстоятельства позволяют сравнивать современный глобальный финансовый кризис с кризисом 1929-1933 г. по их разрушительной силе. В основе механизма современного глобального кризиса лежит нарушение нормального взаимодействия между финансовыми потоками и материальными активами.

Ключевые слова:
финансовые рынки, финансовые посредники, стратегические инвесторы, глобальная экономика, глобальные финансы, “открытые” экономические системы, транснациональная воспроизводственная структура, трансграничные финансовые потоки, реальный эффективный обменный курс, глобальная финансовая устойчивость.

Содержимое статьи:
За последние три десятилетия финансовые рынки претерпели глубокие изменения: резко возросли трансграничные потоки капитала, на рынках появились новые сложные финансовые инструменты, сильно повысились скорость и простота проведения финансовых операций. В целом, указанные изменения носили позитивный характер, повышая эффективность перераспределения капитала в рамках мировой экономики. Однако они вызвали ряд негативных последствий, к которым, в первую очередь, следует отнести финансовые шоки, проявившиеся в нарушениях работы финансовых посредников на глобальном экономическом пространстве: резкая корректировка цен на фондовых рынках США в 1987 г. (“черный понедельник”) и в 1997 г.; колебания на рынках облигаций в странах Группы десяти в 1994 г. и в США в 1996 г.; валютные кризисы в Мексике (1994-1995), в Азии (1997) и в России (1998); крушение хеджевого фонда “Long-Term Capital Management” в 1998 г.; колебания на глобальных фондовых биржах в 2000-2001 гг. В 2008 г. глобализация сыграла негативную роль, распространив кризисные явления, которые начались в американском финансовом секторе, на национальные банковские системы и фондовые рынки. Национальные экономические системы, будучи многофункционально включенными в системы глобальной экономики и финансов, оказались неготовыми нейтрализовать разрушительное влияние финансовых шоков 2008 г. Негативное воздействие глобального финансового кризиса на все сегменты мировой экономики усиливалось наличием серьезных структурных факторов, непосредственно не связанных с проявлениями мирового финансового кризиса. Среди них доминирование спекулянтов над стратегическими инвесторами, зависимость национальных банков и нефинансовых компаний от внешних заимствований при значительном объеме накопленных обязательств перед иностранными кредиторами, подверженность национальных финансовых рынков влиянию конъюнктуры мировых финансовых и сырьевых рынков. В целом, стремительное развитие глобального финансового кризиса и перерастание его в экономический и структурный поставили под сомнение многие апробированные теоретические подходы и эмпирические решения, которые могли быстро купировать разрастание кризисных явлений образца ХХ в.1 Это обусловлено тем, что многократное расширение и углубление трансграничных экономических и финансовых связей предопределили появление нового их качества: они генерировали структуры новых системных образований - глобальной экономики и глобальных финансов, выступавших в виде целостности, которая до самого последнего времени была характерна только для национальных экономик. Имея в своей основе транснациональную воспроизводственную структуру, система глобальной экономики в процессе своего развития обусловила дифференциацию денежных потоков, ее обслуживающих, на две постепенно обосабливающиеся подсистемы. Одна из них стала на эквивалентной основе обслуживать движение материальных ценностей и воплотилась в форму денежно-кредитных отношений на глобальном экономическом пространстве. А вторая составляющая денежных потоков в глобальной экономике постепенно обосабливается от воспроизводственной подсистемы и сосредоточивается на обслуживании движения нематериальных активов: фондовых ценностей, производных финансовых и товарных инструментов. Достигнув определенных количественных и качественных параметров, связанных с растущей долей валового транснационального продукта, реализуемой на финансовых рынках, эти денежные отношения - финансовые по сути и имеющие долговой характер - постепенно становятся системообразующими в глобальной экономике2. В результате, говоря о механизме современной макроэкономической динамики, следует признать кардинальную трансформацию на рубеже веков сущностных характеристик глобальной экономики как результата реализации диалектического принципа перехода количественных изменений в качественные. В их центре - глобальная финансовая система, которая изначально возникла для инвестиционного обеспечения реального сектора экономики путем аккумуляции временно свободных ресурсов, а по мере своего развития превратилась из подчиненной воспроизводственному процессу в доминирующую над ним на глобальном экономическом пространстве. Так, глобальная финансовая система приобрела новое качество доминанты, предопределяющей вектор изменения воспроизводственной системы как на национальных, так и на глобальном уровнях. В результате многократно увеличилась значимость внешних факторов экономического развития “открытых” национальных хозяйственных систем в сравнении с внутренними. Не будучи в состоянии их контролировать, страны мира вынуждены адаптироваться к условиям глобальной экономики и финансов, либо получая колоссальные преимущества от участия в международном разделении труда по сравнению с закрытыми или менее “открытыми” экономиками, либо безвозвратно отставая от лидеров научно-технической “гонки”3.

Продолжение статьи вы можете прочесть в PDF-варианте нашего журнала, доступном зарегистрированным подписчикам.